Главная


Построение храма


Хронология богослужений


Церковный староста Василий Лаврович Юдин


Дело о контрреволюционной группе при храме Василия Исповедника


Общество хоругвеносцев


Документы из истории храма


Дело о контрреволюционной группе при храме Василия Исповедника

В 1932 году три протоиерея (Адриан Ключарев, Павел Архангельский, Владимир Покровский) и 2 прихожанина были обвинены в создании при храме преподобного Василия Исповедника контрреволюционной группы. Главным обвинением стало чтение предсказаний преподобного Серафима Саровского о судьбе России, которые были записаны Мотовиловым.

Из обвинительного заключения следует, что в ОГПУ поступили сведения о создании при церкви Василия Исповедника нелегальной контрреволюционной группировки церковников во главе с попом Архангельским, которая систематически проводит нелегальные совещания в алтаре. Поскольку алтарь является наиболее надежным в конспиративном отношении местом, Ключарев принес отпечатанную на машинке листовку реакционно-монархического характера. Далее идет речь о нелегальных собраниях, где измышлялись антисоветские анекдоты, высказывались мысли о полезности убийства вождей ВКП б), включая Сталина и членов правительства СССР.

28 октября 1932 г. арестовали протоиерея Павла Михайловича Архангельского, который служил священником в храме Василия Исповедника с 1913 г., и его зятя Михаила Андреевича Кожина, мужа дочери Александры, работавшего ответственным исполнителем на предприятии «Союзрасмасло». Ни Архангельский, ни Кожин на допросах своей вины не признали.

2 ноября 1932 г. арестован протоиерей Владимир Павлович Покровский, прослуживший в храме Василия Исповедника около двух лет; в постановлении об аресте сказано: показаниями свидетелей доказан факт существования контрреволюционной группы.

4 ноября 1932 г. арестован Григорьев Сергей Иванович, рабочий артели «Красный клеевар»; он подтвердил только одно: Архангельский приходил причащать его мать. Но обвинение снова содержит формулу «контрреволюционная агитация». И снова ссылка на каких-то свидетелей.

До 10 ноября следователь пытался получить внятную информацию от подследственных. Пришлось «засветить» фигуру свидетеля – Устина Михаила Тимофеевича, 33 лет, протодиакона храма Василия Исповедника. Откуда он взялся в храме, сколько прослужил – неизвестно. Его показания зафиксированы на нескольких страницах и четко датированы: каждый разговор, анекдот записаны в конкретный день. Очевидно, в течение 2-х лет (1931-1932) Устин передавал в ОГПУ необходимые сведения: на них опирался следователь на допросах с 28 октября по 10 ноября, пока Устин не получил формальный статус свидетеля.

Подтверждение можно найти в книге о храме Сергия в Рогожской слободе. Там фигурирует тот же человек: его показания позволили отправить на расстрел пятерых в 1937-м и еще одного – в 1938 г. Числился Устин в храме Сергия также протодиаконом.

10 ноября 1932 г. Устин дает показания о том, что Ключарев, Архангельский, Покровский, Григорьев и Кожин являются непримиримыми противниками Советской власти и были бы рады, если бы Советская власть пала. На почве подобной общности взглядов они тесно между собой связаны и в алтаре церкви ведут разговоры на темы контрреволюционного характера.

«На одном из сборищ в алтаре в мае 1932 г. Архангельский говорил: Теперь наступило такое время, что недостает только хороших вождей. Если бы теперь появились Минин и патриарх Гермоген – большевикам моментально была бы крышка. Гермоген написал бы воззвания, а Минин организовал бы силу и все обозленное крестьянство пошло бы против большевиков». Павел Архангельский не признал этого факта, как и существования контрреволюционной группы, но согласился с тем, что рассказывал антисоветские анекдоты; некоторые из них в деле есть. Тем не менее, в обвинительном заключении «поп Архангельский» проходит не просто как участник, а как главарь группировки.

«В конце августа 1932 г. священник Владимир Покровский рассказывал в алтаре, что он проезжал трамваем мимо церкви Симеона Столпника, а на церкви крест сбит и висит портрет Сталина. Покровский добавил: До чего дошел русский народ, вместо иконы Спасителя повесили Сталина. Так и хочется крикнуть: негодяи, когда вы кончите издеваться над нами». На допросе Покровский подтвердил: «Меня привело в возмущение, что на церкви Симеона Столпника портрет Сталина вместо Спасителя», – а также признал, что рассказывал антисоветские анекдоты.

Больше всего сведений Устин сообщил о поведении настоятеля храма, Адриана Яковлевича Ключарева. Например, в феврале 1931 г. после молебна священник Ключарев говорил в алтаре, что на Кавказе началось антисоветское восстание и весна должна определить положение более ясно. Ключарев особенно подчеркнул, что хуже всего будет тем верующим и служителям культа, которые сблизились с Советской властью – им достанется первая пуля. В сентябре 1931 г. на поминках у одного верующего Ключарев порочил колхозы, рассказывал о голоде в колхозах и о бегстве из них доведенных до отчаяния людей. В мае 1932 г. Ключарев рассказывал анекдот. Во время первомайского парада на Красной площади демонстранты, проходя мимо трибун Мавзолея, кричали: «Пламенный привет!». Одного демонстранта спросили, почему он так часто повторяет эту фразу. Он сказал: «Не могу же я кричать: чтоб вы все сгорели!». Ключарев неоднократно приносил в церковь и читал в алтаре нелегальную брошюрку, отпечатанную на машинке; в брошюре изложены пророчества Серафима Саровского о приходе антихриста. Комментируя эти «пророчества», Ключарев делал вывод, что времена антихриста уже наступили.

Ключарева не трогали до 21 ноября, пока не собрали показания со всех остальных, когда картина, как казалось следователю, уже была ясна. 69-летний священник прекрасно знал, на что шел. К этому времени, как следует из текста допроса, через аресты прошли два его сына и зять. В 1918 году он ставил свою подпись под письмом в защиту глубоко почитаемого им протоиерея Иоанна Восторгова, арестованного и расстрелянного через несколько месяцев. Ни тогда, ни теперь этот человек не боялся говорить прямо. Его показания вызывают искреннее восхищение.

«Характером моей деятельности в алтаре церкви может интересоваться епископ, а органы Советской власти заниматься этим делом не имеют права». Первый допрос закончен, и батюшку просят поставить подпись под протоколом; вместо обычного «записано верно» он пишет: «Органам власти всегда подчиняюсь по заповеди Апостола: несть Власти, аще не от Бога. Адриан Ключарев». Еще резче «завизировано» Ключаревым постановление о его привлечении в качестве обвиняемого: «От подписи отказываюсь, потому что не согласен с содержанием». В тот же день Ключарева допрашивают еще раз. Ответы те же: не знаю, не помню, не говорил. Последние слова: «Все показания свидетелей… о случаях контрреволюционной агитации с моей стороны – считаю клеветой. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю».

Дело было закончено 29 ноября 1932 г., всего за месяц. Приговор выносился «тройкой». Священники высланы на 3 года в Казахстан, Григорьев – на север; Кожину на 3 года запрещено жить в Московской и Ленинградской областях. Архангельский и Григорьев не вернулись из ссылки, их судьба неизвестна. Ключарев после ссылки жил у своих детей, умер до 1945 г. в Москве и похоронен на Калитниковском кладбище. Покровский вернулся из ссылки, служил в 1930-е – 40-е годы в разных храмах; далее его судьба неизвестна.

В обвинительном заключении коротко изложен смысл «контрреволюционной листовки». По мысли «судей», эти строчки должны были выставить обвиняемых в неприглядном свете. Даже в пересказе следователя предсказание преподобного Серафима звучит потрясающе: «До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение, ибо кровопролитие будет ужасное: гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей господних, уничтожение и разграбление богатых и добрых людей; реки крови русской прольются, но Господь помилует Россию и поведет ее путем страданий к великой славе». Удивительно, но слово «Господь» в обвинительном заключении написано с большой буквы…

Источники:

ГА РФ. Фонд 10035. Опись 1. Дело П – 76329.

Букатин А., Белова Е. Храм Преподобного Сергия Радонежского (позавчера, вчера и сегодня). М., 2012.

Православная Москва в 1917 – 1921 годах: сборник документов и материалов. М., 2004.



Адрес: Москва, ул. Международная, 10, стр. 2. Посмотреть на Google-карте


Техническая поддержка сайта - Благотворительный Фонд Святителя Спиридона Тримифунтского